И что пенсионерке в трех комнатах делать? Всем виднее, как мне жить, одна я не знаю, как собственной квартирой распорядиться


Недавно стала свидетельницей активного спора в компании людей не слишком близких, но увлеченных, мы связаны временной подработкой. Пока чаевничали — разговорились, лидер компании поделился мыслью, что не нужно людям в возрасте просторно жить. Ну куда вот его мама, например, расселилась в трешке? И с отцом-то ей слишком много места было, а теперь она уже третий год вдовеет, а квартиру менять отказывается.

Он пытается ее убеждать, мол, продай ты квартиру эту, куда тебе такая площадь? Продай, разницу в банк, пусть проценты капают. Неплохая же прибавка к пенсии? И не надо уже ни на лекарствах экономить, ни у детей тянуть. Такие вот рассуждения у него.

Я вот тоже до пенсионного возраста дожила, но не спешила ему пояснять, какая у меня жилплощадь и почему я так за нее держусь. Но опыта жизненного хватает, повидала всякое. И вопросов у меня всего два:

  1. А с чего молодежь вообще взяла, что раз пенсионер, значит, ему уже ничего не надо? Почему он должен обходиться дешевым мылом, крошкой хлеба, узкой койкой и сухой корочкой?
  2. И вообще, кто вправе за пожилого человека решать, что ему лучше? И почему это “лучшее” всегда в ущерб ему, но в пользу говорящему?

У нас была такая история в семье, я сама чуть не повелась на эту глупость.

Сын женился, привел невестку в дом. Я не спорила.

Квартира, в которой живу — моя полностью. Мы с мужем успели ее заработать и полностью рассчитаться до его рождения. Долю не выделяли ему, все равно единственный наследник. И вот он говорит:

  • Мам, я не пойду в примаки, тем более, три комнаты у нас. Уместимся же?
  • Конечно, сыночек!

Невестка вроде ласковая, но вдруг заговорила, что мол, хорошо бы не квартиру, а в дом перебраться. Чтобы своя яблонька у крыльца, чтобы детишки бегали во дворе под присмотром. Давайте квартиру на дом обменяем, они с сыном кредит возьмут, добавят, хорошо же будет?

Поехали мы дом смотреть, она без задней мысли идет за риэлтором.

Показывают ей комнату большую, но проходную:

  • А здесь будем кино смотреть, гостей принимать, пусть ночуют, если кто приедет.

Следующая тоже свободная, просторная, еще и на балкончик выход.

  • А эту мы себе сразу забираем. И покурить можно выйти, и чаю на балконе попить. А тут, — смотрит она на следующие две, поменьше, но светлые и красивые, — будут детские.

И вот доходим до маленькой, тесной и окошко на север, мрачная. Я бы там кладовку сделала.

  • А тут вы прекрасно устроитесь, — говорит мне невестка.

Эта девочка — она даже не гадиной была, самая обычная. Но уверена была, что людям в возрасте много не надо. А мне 48 лет, еще муж был жив, хоть и болел уже. И мы с ним в чуланчике?

И она даже не осознавала, что это на нашу квартиру мы меняемся. По сути подарок ей делаем.

Но я посмотрела на эту каморку и поняла, что меня ждет. По остаточному принципу будет все. Вежливо попрощалась, а потом отказалась квартиру менять, сын так и не понял, когда их съехать попросила.

  • Сыночек, знаешь, вы бы на свои жили, и сами себе условия создавали. Я себя не жалела, пошла в начале 90-х на рынок торговать. И ты сможешь.

А на ваши “проценты” я так скажу.

Наши старые трешки стоят сейчас меньше однушек в нормальном состоянии. Вот в нашем городке северном моя трешка продается за два миллиона. Однушка у нас самая дешевая — миллион триста. Если не совсем ужас — полтора. А в хорошем доме — три.

Выручила я 500 тысяч, пусть даже 700. Отдала деньги риелтору, отдала за ремонт, за новую мебель, ведь старая уже не встанет. И что у меня осталось? Пшик, благо если не в минус уйду.

Даже если я эти 500-700 тысяч положу на депозит, будет прибавка 2000 в месяц с нынешними процентами. Да я лучше свободную комнату сдам, все живой человек рядом.

И еще одна останется, чтобы гости пришли, чтобы внуки поиграли. Такая вот у меня математика.