«Хотим сдать ребенка(4 года) в детдом, намаялись с ним и денег нет, посоветуйте в какой сдавать» — рассказ о судьбе мальчика

 


И вот однажды, звонит Елене родственница, с которой они не общались много лет, и рассказывает о том, что ее дочь 4 года назад родила сына («невесть от кого» — как она выразилась), но мальчик больной, диагноз — аутизм. А не так давно дочка эта свинтила с очередным любовником в неизвестном направлении, оставив малыша на бабку с дедом.

Денег мол, содержать больного ребенка у них нет, да и здоровье уже не то, помрем, кому он будет нужен? И всё в том же духе. Вот и звонит, чтобы попросить помощи. У Лены много связей и может быть она сможет пристроить мальчика в какой-нибудь хороший детский дом.

— Намаялись мы с ним, — говорит, — он все равно ничего не понимает… Наш Игорь… Не посоветуете, в какой детдом его лучше сдать? Или это интернат называется?

Моя подруга пообещала что-нибудь придумать. Она съездила к своей «седьмой тетке на киселе». Та жила в деревне. Познакомилась с мальчиком.

Добрый, светлый человечек (как она потом мне говорила), смотрит прямо в глаза. Она ещё удивилась — аутисты так не смотрят… Только худенький очень и… какой-то неприкаянный. Вокруг грязь, вонь. Семья явно не из благополучных.

Малыш всё прижимал к себе такого же неприкаянного котёнка, явно подобранного где-то на улице.

Потом она долго размышляла, обсудила все с мужем, и они приняли решение взять мальчика себе, усыновить его или оформить опекунство.

Использовав все свои связи, она взяла опекунство над этим ребенком, истребовав от родственников отказную на мальчика. Всё-таки родная кровь.

Привезла его домой. На него было страшно смотреть, в свои 4 года он весил всего 12 кг, худенький, маленький. Не разговаривал совсем, почти не реагировал на обращения к нему.

Был полностью закрыт в себе. Адаптация была страшно тяжелая.

Много лет работы с психологом и психиатром, специализированный детский сад. Длительное лечение и стальные нервы моих друзей дали свои плоды.

Игорек пошел учиться в обычную школу, хоть ему и было тяжело общаться со сверстниками, но новые родители настояли на этом. И не зря.

Сидя сегодня за столом на банкете, я вместе с Леной плакала, когда ее сын говорил тост-благодарность своей маме.

Мальчик закончил школу с тремя четверками (остальные пятерки), знает два языка, получил специальность и работает по профилю. Нашел девушку, теперь вот свадьба.

Задумалась на тем, что бы было, если он остался бы в своей семье? Сложилась бы его судьба так же? Или все-таки огромное терпение и любовь помогли этому малышу выжить и стать счастливым?

И вот однажды, звонит Елене родственница, с которой они не общались много лет, и рассказывает о том, что ее дочь 4 года назад родила сына («невесть от кого» — как она выразилась), но мальчик больной, диагноз — аутизм. А не так давно дочка эта свинтила с очередным любовником в неизвестном направлении, оставив малыша на бабку с дедом.

Денег мол, содержать больного ребенка у них нет, да и здоровье уже не то, помрем, кому он будет нужен? И всё в том же духе. Вот и звонит, чтобы попросить помощи. У Лены много связей и может быть она сможет пристроить мальчика в какой-нибудь хороший детский дом.

— Намаялись мы с ним, — говорит, — он все равно ничего не понимает… Наш Игорь… Не посоветуете, в какой детдом его лучше сдать? Или это интернат называется?

Моя подруга пообещала что-нибудь придумать. Она съездила к своей «седьмой тетке на киселе». Та жила в деревне. Познакомилась с мальчиком.

Добрый, светлый человечек (как она потом мне говорила), смотрит прямо в глаза. Она ещё удивилась — аутисты так не смотрят… Только худенький очень и… какой-то неприкаянный. Вокруг грязь, вонь. Семья явно не из благополучных.

Малыш всё прижимал к себе такого же неприкаянного котёнка, явно подобранного где-то на улице.

Потом она долго размышляла, обсудила все с мужем, и они приняли решение взять мальчика себе, усыновить его или оформить опекунство.

Использовав все свои связи, она взяла опекунство над этим ребенком, истребовав от родственников отказную на мальчика. Всё-таки родная кровь.

Привезла его домой. На него было страшно смотреть, в свои 4 года он весил всего 12 кг, худенький, маленький. Не разговаривал совсем, почти не реагировал на обращения к нему.

Был полностью закрыт в себе. Адаптация была страшно тяжелая. Много лет работы с психологом и психиатром, специализированный детский сад. Длительное лечение и стальные нервы моих друзей дали свои плоды.

Игорек пошел учиться в обычную школу, хоть ему и было тяжело общаться со сверстниками, но новые родители настояли на этом. И не зря.

Сидя сегодня за столом на банкете, я вместе с Леной плакала, когда ее сын говорил тост-благодарность своей маме.

Мальчик закончил школу с тремя четверками (остальные пятерки), знает два языка, получил специальность и работает по профилю. Нашел девушку, теперь вот свадьба.

Задумалась на тем, что бы было, если он остался бы в своей семье? Сложилась бы его судьба так же? Или все-таки огромное терпение и любовь помогли этому малышу выжить и стать счастливым?