Собралась разводиться из-за измены мужа годичной давности. Глупость или правильно поступаю?


...Еще две недели назад двадцатишестилетняя Олеся была уверена, что у нее – замечательная семья. Муж, здоровый годовалый сынишка, которого долго планировали и ждали с нетерпением.

С мужем прожили шесть лет, прошли непростую беременность с постоянными угрозами и больницами, вместе были на родах, и даже первый, самый трудный год после рождения ребенка не смог внести в их отношения сумятицу.

Муж Олеси заботится о ребенке наравне с женой – встает ночами, запросто меняет подгузники, может сделать массаж, самостоятельно накормить и выкупать сына, и все эти манипуляции его совсем не затрудняют. Образцовый отец. Сын оживляется при его появлении и радостно бежит навстречу папе.

Все прекрасно, и жить бы да радоваться. Олеся и радовалась – до последнего времени.

Пока не узнала, что во время беременности ее идеальный муж изменил ей с другой женщиной.

Как узнала? – да сам сказал.

Праздновали день рождения сына, вечером проводили гостей, уложили ребенка, перемыли посуду, решили посидеть еще вдвоем на кухне. Ну и то ли муж выпил лишнего и язык развязался, то ли это было им заранее спланировано – сообщил жене, что до рождения сына был дурак–дураком, вон чо творил, ни о чем не думал.

Но это в прошлом, это было давно и неправда, да и всего–навсего один раз. Он даже не боится жене об этом сказать, мол, потому что теперь он стал просто–таки другим человеком. Совместные роды подвинули его сознание, он понял, какая это ценность – семья, какое чудо – ребенок, теперь он бы никакой измены не допустил и во сне...

Слово не воробей, вылетит – не поймаешь.

Непонятно, чего ждал муж от этого разговора, явно какой–то более мягкой реакции, но Олеся в шоке.

Когда до нее дошло, что все, что говорит супруг – правда, она попросила его собрать чемодан и уйти.

Получается, пока Олеся лежала на сохранении, переживала и молилась, чтоб дотянуть хотя бы еще одну лишнюю недельку, не родить раньше времени – муж тут утешался с какой–то залетной красоткой? Что тогда и предательство, если не это? И какая разница, когда оно случилось – вчера или год назад? И как вместе жить дальше, доверять человеку, способному на такое?

Олеся решительно настроена на развод.

При том, что муж посыпает голову пеплом, обрывает телефон, обещает сделать все, что только Олеся скажет. Мол, она все не так поняла. Он просто хотел покаяться и начать жизнь с нового листа.

Но Олеся заладила одно – уходи.

Мама уговаривает Олесю подождать, не рубить с плеча. Жизнь прожить – не поле перейти, нельзя быть такой максималисткой. Нам, мол, женщинам, мужиков не понять никогда – то, что нам дико, для них – в порядке вещей. Всю беременность на голодном пайке, это ж кто выдержит–то. Вот он и не выдержал. Один раз – это ни о чем.

Ты вокруг, дескать, посмотри, вон у Светки муж – практически на две семьи живет, и прощения не просит. А Cветка – молодец, мудрая женщина, знает, что там рано или поздно кончится страсть, и вернется мужик в семью, к детям, к налаженному быту...

– В конце концов, о ребенке подумай! – уговаривает мама. – Таких отцов поискать! Кому твой сын нужен–то будет?.. У Светки вон две дочери, она ради них не такое терпит! А ты – ишь, прЫнцесса... Ну да, наказать надо, носик сморщить, из дому может быть выгнать на недельку, чтоб впредь неповадно было. Но – развод!.. Глупости какие! Детский сад...

Разводиться сейчас Олесе никакого резона.

Ребенок маленький, денег нет, квартира до конца не выплачена. Но жить больше с мужем она не может. Не может физически.

Права? Тот, кто предал один раз, предаст еще?

Или все–таки правы окружающие, и Олеся ведет себя по–детски? Разведется – пожалеет, да поздно будет? Мужа ее подберут тут же, а разведенных женщин с детьми кругом – десятки, против статистики не попрешь. развестись – значит, быть готовой к тому, что всю жизнь проживешь одна. С сыном, да, но это не то.

Что скажете?