К нему наконец то дошло. Это был полный провал


Цель № 1 российской армии до сих пор не выполнена и выполнена быть не может

В извечной грязной политической борьбе в Кремле наметился интересный поворот: министр обороны Сергей Шойгу и начальник генерального штаба вооруженных сил РФ Валерий Герасимов попали в немилость и фактически были отстранены от управления военной операцией в Украине. Причин их отстранения множество, но главная — это, конечно, катастрофический провал российской армии на всех фронтах. Спустя две недели после начала войны стало ясно, что ситуация крайне неблагоприятная для россиян, и после 11 марта Шойгу, а вместе с ним и Герасимов, надолго пропали с экранов российского телевидения. 26 марта они снова появились, но в каком-то странном качестве.

Почему я говорю о катастрофическом провале для российской армии? Дело вот в чем. Планировалось, что Украина будет захвачена примерно за неделю или даже быстрее, во всяком случае такие планы россиян попали в распоряжение украинской разведки. Россия собиралась за два-три дня оккупировать Киев, затем Харьков, а также ряд других ключевых областных центров.

Предполагалось, что после этого Зеленский сбежит из страны или будет захвачен, сдаст власть новому пророссийскому марионеточному правительству, и организованное сопротивление украинских вооруженных сил прекратится. После этого россияне даже планировали провести референдум о вхождении Украины или ее частей в состав РФ, по крайней мере листовки о таком референдуме уже раздавали жителям Мелитополя.

Напомню, что через три дня после начала российского вторжения российское информационное агентство РИА Новости случайно выпустило заметку о том, что «историческая миссия Владимира Путина по окончательному решению украинского вопроса» выполнена — таким образом они просто собирались уничтожить Украину за одну неделю, и Шойгу и Герасимов как главные военачальники руководили этим процессом. Но, как мы знаем, у них ничего не получилось — Украина держится уже больше месяца, и то, что планировалось осуществить за неделю, даже близко не подошло к осуществлению.

Взят лишь один областной центр из более чем двух десятков, причем, при всем уважении к Херсону, это не самый крупный город Украины, не Днепр, не Харьков и уже тем более не Киев. Взятие Херсона могло потешить чье-то генеральское самолюбие, но это не была суперсложная в боевом смысле задача. А на днях появилась информация, что в Херсоне идут ожесточенные бои, там появились украинские военные, и в итоге город, который россияне уже считали своим, войска РФ больше не контролируют.

Вот что еще стоит отметить: Россия на самом деле никогда полностью не контролировала ни Херсон, ни Мелитополь, ни какие-либо другие оккупированные украинские города, потому что для этого необходимо огромное количество войск, которого у российской армии нет. И когда россияне говорят, что захватили город, это означает лишь то, что они захватили областную администрацию, железнодорожный вокзал и телевидение, а больше ничего не контролируют. При этом ни «денацификация», ни «демилитаризация» невозможны без захвата Киева, но главная цель российской военной операции c каждым днем становится не ближе, а дальше. Киев не захвачен, более того, он даже не окружен. Линия фронта постепенно отодвигается от столицы, а не приближается к ней.

Чернигов, Сумы, Харьков — все эти города тоже держат оборону. Очень тяжелая ситуация в Чернигове, но он все равно не сдается. Это важно, потому что, когда российская армия пытается проникнуть в центр Украины, все ее пути снабжения проходят мимо этих перечисленных городов. Когда конвои с оружием, боеприпасами, топливом, продовольствием идут мимо Чернигова, Сум или Харькова, они постоянно подвергаются набегам и обстрелам, в результате снабжение российской армии так и не удается наладить в должной мере.

Более того, в этих городах находятся крупные железнодорожные узлы, а российская армия рассчитана как раз на то, что все обеспечение осуществляется по железной дороге. Без контроля над железнодорожными узлами никакого снабжения в принципе быть не может. И в результате эти анклавы, стоящие прямо на линии снабжения российских войск, просто не дают этим войскам продвинуться вглубь украинской территории.

О Донбассе стоит поговорить отдельно. Там расположена одна из важнейших целей, которые поставили перед собой российские генералы еще до начала вторжения: они хотели двумя ударами, из Харьковской области и из Крыма (через Запорожскую область), окружить наиболее боеспособные части украинской армии, которые находятся на Донбассе. Главной задачей было либо добиться капитуляции этих войск, либо их уничтожить, потому что без ликвидации указанной группировки говорить о демилитаризации Украины бессмысленно. Но цель № 1 российской армии до сих пор не выполнена и выполнена быть не может — россиянам никак не удастся взять украинские войска в окружение, и вот почему.

Небольшой город Мариуполь, обложенный со всех сторон, сейчас героически сражается и оттягивает на себя ровно те силы, которые должны были создавать котел вокруг украинской группировки на Донбассе, наступая с юга. То есть российская южная группировка двигаться на север не может, пока Мариуполь остается у нее в тылу. В результате все силы брошены на завоевание и оккупацию Мариуполя, но не выходит, потому что Мариуполь сражается просто беспримерно. Такой уровень патриотизма и стойкости могли бы продемонстрировать разве что какие-то античные герои. А поскольку окружить украинские силы на Донбассе не получается, весь план российской военной операции летит коту под хвост.

Кроме того, на оккупированных территориях, которые вроде как взяты российской армией под свой контроль, творится черт знает что — постоянные партизанские рейды нарушают и без того слабую российскую логистику. Подвоза топлива в результате у наступающих российских частей нет, боеприпасы заканчиваются, подкрепление тоже доехать не может. Вывоза раненых также нет, люди умирают прямо на поле боя. Тысячи погибших людей армия РФ бросает в поле, отказываясь признать их существование, и в результате о них больше беспокоятся украинские крестьяне, чем их собственное командование. Бросают россияне и технику, после того когда заканчиваются бензин и солярка — в итоге танки с полным боекомплектом массово переходят в руки украинских фермеров, а те передают их армии. В результате у Украины общее количество танков с начала войны не сократилось, хотя около 70 из них было потеряно, а возросло — российская армия «снабдила» украинскую примерно 150 танками.

Вместе с тем в оккупированных городах продолжаются проукраинские акции протеста, наладить какую-то нормальную жизнь в них российской администрации не удается, и я не удивлюсь, если в скором времени мирные манифестации сменятся боевыми операциями против оккупантов.

Чернобаевка. Это отдельная история — думаю, в учебниках ей будет посвящена целая глава. В Чернобаевке находится довольно большой аэродром с военной инфраструктурой, который должен был стать опорной базой российской авиации на юге Украины, а вместо этого стал огромной братской могилой. Туда навезли уйму техники, завезли генералов, там устроили штаб, но в результате нескольких артиллерийских налетов ВСУ все было разнесено в щепы. Только россияне начнут там что-то восстанавливать — опять разгром, только пригонят какую-то дополнительную технику — опять в щепы.

Насколько я понял, в конце концов, россияне на Чернобаевку плюнули, но с чем была связана такая настойчивость? Дело в том, что без Чернобаевки невозможно наладить нормальную работу фронтовой авиации на юге Украины. Гонять самолеты и, особенно, вертолеты из Крыма очень далеко, поэтому аэродром в Херсонской области должен был стать опорной базой для действий во всем южном регионе. Сегодня там догорают российские вертолеты, а в Николаевской, Херсонской, Запорожской областях действует дальняя авиация, тогда как фронтовая, от которой больше всего пользы для наступающих войск, не задействована. Украинское командование, которое сумело осуществить разгром в Чернобаевке, очень сильно затормозило продвижение российской армии на южном направлении. И это только начало.

Не менее дикая для россиян ситуация произошла в городе Бердянск на побережье Азовского моря. Порт Бердянска россияне планировали использовать в качестве главного логистического узла на оккупированной части азовского побережья. Почему именно Бердянск? Как я уже говорил, вся логистика российской армии основана на использовании железной дороги. На этом участке побережья ее нет, ближайшая — в Запорожье, и чтобы подвозить по ней боеприпасы, людей и технику из Крыма к Мариуполю, нужно захватывать Запорожье, огромный город, который просто так не захватишь. И тогда россияне решили, что станут использовать порт Бердянска — выгружать там технику, которая затем своим ходом будет перемещаться к Мариуполю и вступать в бой. Тем же путем можно подвозить топливо, еду, словом, хороший план, всем понравился, все одобрили. В результате россияне пригнали четыре больших десантных корабля с войсками и боеприпасами в Бердянск, поставили около пирса и начали разгружать. В этот момент украинская армия нанесла чудовищной силы удар по одному из кораблей. Судно, которое, по-видимому, перевозило боеприпасы, разнесло в щепки, было много взрывов, и разлетающимися обломками или снарядами были повреждены и те три корабля, которые стояли рядом. Все они были вынуждены спешно уйти из Бердянска в открытое море и теперь, видимо, будут отправлены на ремонт.

Таким образом, снабжение южной группировки российских войск полностью сорвано — ни Чернобаевка, ни Бердянск так и не стали теми важными узлами, без которых нельзя продолжать дальнейшее наступление. Сейчас им лихорадочно ищут замену, но равноценной замены нет, поэтому никто в российском командовании не знает, что же делать дальше. Для достижения стратегических целей нужно окружать украинскую группировку на Донбассе. Для этого надо, чтобы мощные силы шли с юга на север. Чтобы это произошло, нужно сначала захватить Мариуполь, а сделать это не удается без авиации из Чернобаевки и снабжения из Бердянска.

Россияне оказались у разбитого корыта: группировка, осаждающая Мариуполь с западного направления, осталась без нормального снабжения, а те ресурсы, которые у нее имеются, очень быстро перемалываются защитниками города. И это при том, что даже симпатизирующие Украине западные военные эксперты утверждали, что Мариуполь не продержится дольше недели — слишком уж силы неравны. Но они это говорили две недели назад, а Мариуполь до сих пор продолжает сопротивление и сдаваться не собирается.

Кстати, в окрестностях Мариуполя были убиты несколько российских генералов и полковников, и недавно я услышал хорошее объяснение, почему именно под Мариуполем такие высокие потери среди старшего и высшего офицерского состава. В российской армии — полное отсутствие боевого духа. Солдаты абсолютно не хотят воевать, они не видят никакого смысла в том, чтобы идти в наступление. Главная мотивация российской армии — деньги. Им платят около $57 в день и начисляют эту сумму вне зависимости от того, сидят солдаты в окопе или бегут в атаку, поэтому им, конечно, лучше в окопе посидеть. Но если сидишь в окопе, нужно создавать хотя бы видимость того, что воюешь — и они палят вверх, стреляют по домам, шум создают, но в наступление не переходят. А руководство не понимает, в чем дело: патронов войска расходуют огромное количество, едят, пьют, а успехов ноль, продвижения никакого нет.

Тогда генерал собирает свой штаб и сам отправляется проверять — что же за ерунда такая происходит. Он приезжает на линию фронта, а там его сразу же вычисляет украинская разведка, которая в этой войне работает намного лучше, чем российская. По генеральскому штабу тут же наносится удар — или дроном, или артиллерией — и все, нет генерала. Кстати, я думаю, что в этот момент солдаты и младшие офицеры, находящиеся на этом участке, испытывают чувство благодарности по отношению к украинским коллегам: генерала нет — значит, некому их гнать в наступление, можно дальше сидеть в окопе, стрелять в воздух и ничего не делать. Собственно, поэтому я и думаю, что Мариуполь никогда не будет взят — тут, с одной стороны, героизм украинской армии, защитников города, а с другой — полное отрицательное желание российских солдат идти в атаку. Скорее всего, этот город будет оставаться очагом постоянного сопротивления до тех пор, пока будет продолжаться эта война.

Таким образом, общая картина войны для российского командования сейчас не просто удручающая — она катастрофическая. Если называть вещи своими именами, российская армия проигрывает войну. Российские солдаты и офицеры воевать не хотят, генералы, которые отправляют в бой своих солдат и офицеров, сами погибают в больших количествах, поскольку им постоянно приходится быть на линии фронта. На южном направлении, где находятся Чернобаевка и Бердянск, снабжение российских войск полностью уничтожено, и это не дает им захватить Мариуполь. Из-за того, что Мариуполь до сих пор не захвачен, у российской армии не получается взять в окружение украинскую группировку на Донбассе, а без этого окружения ни о какой победе речи быть не может, и это я уже молчу о таких вещах, как «денацификация». Между Россией и Украиной начинается война на истощение — когда солдаты сидят в окнах, перестреливаются и никто в атаку не идет, но и в такой войне шансов победить у Украины все равно больше, чем у России. Это может показаться странным, ведь Россия намного больше чем Украина, и ресурсов у России тоже должно быть больше, и на первый взгляд так и есть, но в реальности ситуация для Москвы гораздо хуже.

В условиях жестких международных санкций экономика РФ быстро умирает. Заканчивается практически все. Из-за того, что Россию изгнали из международных цепочек создания добавленной стоимости, там сейчас не производят почти ничего. Даже для того, чтобы вырастить картошку, нужны семена этой картошки, которые производятся в Нидерландах, а купить их там нельзя, потому что, во-первых, никто не продаст, так как с россиянами никто не хочет иметь дела, а во-вторых, нет валюты, чтобы купить. Поэтому даже вырастить свою картошку в этом году у российских крестьян не получится. Что говорить о каких-то более сложных вещах, таких как сотовая связь или автомобили, если во всей России не осталось даже офисной бумаги. Сейчас один лист бумаги стоит примерно 5 рублей, то есть дороже, чем акции Газпрома или Сбербанка. В стране, которая была выброшена из международной системы отношений, ничего не производится, и таким образом, от российской экономики очень скоро останется одно воспоминание. Эксперты прогнозируют ее падение на 10% или на 30%, но я уверен, что будет гораздо гораздо хуже и больнее.

В нынешних условиях у правительства РФ скоро не останется средств на поддержку даже самых минимальных социальных стандартов быстро нищающего населения. Например, некоторые виды лекарств уже подорожали в 6 раз, потому что медицинские препараты все импортные. Кроме того, заканчиваются деньги на сохранение инфраструктуры. Возвращаясь к сотовой связи — она сегодня везде, но ее нужно обслуживать, и когда что-то выходит из строя — чинить, а детали купить теперь негде. И значит, потихоньку будет выходить из строя сотовая связь. Будут ломаться водопроводы, газопроводы, электросети, потому что все российские электросети перешли на использование немецких проводов, немецких счетчиков, немецкого всего. Кроме того, не хватает денег не только на зарплаты бюджетникам и пенсии, но и на зарплаты военным.

Война — очень дорогое удовольствие, она, как пылесос, вытягивает деньги из бюджета, а бюджет российский сейчас пуст, потому что резервы, накопленные как раз на случай войны, были арестованы и заблокированы. Хуже того, Путину сейчас на своем финансовом горбу приходиться тащить еще и Беларусь, у которой экономика даже слабее, чем у России, еще менее конкурентная, чем российская, потому что все хоть что-то соображающие специалисты и бизнесмены уехали из Беларуси давным-давно.

В общем, при сохранении нынешних тенденций, ресурсов на ведение войны при ее нынешний интенсивности России хватит максимум на пару месяцев, а скорее всего даже меньше. При этом Украина, на которую напали, из которой уехали миллионы граждан, в которой множество людей остались без работы, заводы разрушены и так далее, находится в намного лучшей макроэкономической форме, чем Россия. Золотовалютные резервы у Украины есть, и они регулярно пополняются. Инфляция под контролем. Зарплаты и пенсии выплачиваются без задержек. Закупки для армии украинской нарастают, а не сокращаются. Украина повышает зарплату своим военным, отменяет налоги для того, чтобы бизнес работал все более активно, снимает НДС, облегчает таможенные процедуры — и все это происходит в условиях боевых действий. За счет чего Украина может себе все это позволить? За счет того, что ей помогает весь мир, не считая Сирии, Эритреи и Северной Кореи. А весь мир, как вы понимаете, существенно богаче России.

Говоря о западной помощи, нельзя забывать о поставках вооружений, потому что в условиях войны одним из главных, если не главнейшим ресурсом является вооруженность армии. Военную технику, топливо, боеприпасы Украина получает из-за границы в неограниченных количествах. Сколько бы складов ни уничтожила РФ своими ракетами, Запад тут же предоставляет Украине еще больше оружия, припасов, амуниции и, что не менее важно, разведданных. Достаточно взглянуть на то, как выглядят, в среднем, украинский и российский солдаты. Украинский похож на хорошо оснащенного спецназовца из небольшой европейской страны. На российского без слез не посмотришь: обычно это чумазый, голодный, больной, кашляющий оборванец 19−20 лет от роду, чье оружие и амуниции старше, чем он сам, в два раза.

Кроме того, Европа и Штаты мучительно, медленно, но все-таки преодолевают свой страх перед РФ и начинают поставлять в Украину действительно хорошее, современное оружие, способное серьезным образом повлиять на ход боевых действий. Почему мучительно? Запад, видимо, очень боится, как бы россияне не увидели на поле боя какой-нибудь немецкий танк или американскую ракетную установку, поэтому передает Украине только что-нибудь маленькое и незаметное — пока самым большим из того, что мы получили, были джавелины. Но даже то, что передается сейчас, обладает очень неплохим потенциалом применения против низкотехнологичной российской армии. Речь идет, в первую очередь, о дронах-самоубийцах Switchblade: они способны пролетать около ста километров и уже далеко за линией горизонта искать и поражать цель, причем как людей, так и технику. Эти беспилотники — как джавелины, только бьющие на сто километров и абсолютно безопасные для тех, кто их использует. При желании, одними этими дронами, если бы их были тысячи или десятки тысяч, можно было бы выиграть войну, или по крайней мере заставить Россию пойти на существенные уступки. Аэродромы, с которых взлетает российская авиация, которая бомбит Украину, расположены всего в 50−70 километрах от границ, и направить туда рой дронов, чтобы одним ударом вывести из строя целый авиаполк, не составило бы особой сложности.

Но дроны — это конечно не самое главное, самое главное — это люди. Сейчас в рядах украинской армии появляются молодые, инициативные, очень умелые и что очень важно, опытные командиры. Личный состав всех подразделений тоже стремительно набирается опыта. Причем в украинском случае обучение идет не из-под палки, как в России, а по воле самих солдат и офицеров. И это исключительно важный процесс — опытность в ходе боевых действий имеет просто колоссальное значение. Есть, конечно, и потери в украинской армии, я не буду этого отрицать, и мы будем помнить о каждом человеке, который погиб, защищая нашу свободу, но тем не менее, в конечном итоге, учитывая потери, приобретая боевой опыт и новое вооружение, украинская армия становится не слабее, а сильнее.
И вот тут мы подходим к самому, как мне кажется, главному на сегодняшний момент: к смене стратегии РФ. Владимир Путин, несмотря на всю свою браваду, кажется, все-таки начал понимать, что проигрывает войну. Хотя он и утверждает в каждом своем выступлении, что все идет по плану, что цели намечены и будут достигнуты, — не будут. Это уже всем очевидно. И о том, что президент РФ это осознает, можно судить по тому, что говорит он сам и, главным образом, что говорят его миньоны.

А они сейчас в один голос повторяют мантру, что все идет по плану и цели достигаются, но при этом уже почти ничего не вспоминают о таких целях, как «денацификация» и «демилитаризация», озвученных в самом начале этой войны. Что бы это ни означало, об этом больше речь не идет. Какой бы план у россиян ни был составлен, никакой денацификацией, то есть сменой режима, и никакой демилитаризацией, то есть ликвидацией украинской армии, сейчас не пахнет. Все как раз наоборот: судя по потерям, идет активная демилитаризация РФ. И это не может не вызывать ярость у Владимира Путина. По словам источников из его окружения, уже через две недели после начала войны он вовсю материл своих генералов и помощников, хотя раньше всегда был со всеми подчеркнуто вежлив. Не выдерживают нервы у старика.

А по-настоящему важное заявление на днях прозвучало не от министра обороны и не от главы генерального штаба РФ, а от начальника главного оперативного управления генштаба, генерала Сергея Рудского: «Возможность штурма заблокированных на Украине городов не исключена, но главная цель российских военных — полное освобождение Донбасса». А где демилитаризация, спросите вы? Нет ее. А где денацификация? Ее тоже нет. Затем Рудской продолжил: «Россия изначально не планировала штурма этих городов (имеется в виду Харьков, Киев, Одесса и так далее), чтобы не допустить разрушений и минимизировать потери среди личного состава и мирного населения». Тут возникает вопрос — что же вы тогда делаете с Мариуполем? Или он для вас не город? Почему там можно убивать людей тысячами? Дальше: «И хотя такую возможность мы не исключаем, наши силы и средства будут концентрироваться на главном — на полном освобождении Донбасса». А тут хочется спросить: как вы собираетесь полностью освобождать Донбасс, завязнув где-то в болотах вокруг реки Припять? Или в городе Ирпень? Или в районе Славутича или Чернигова? Все это очень далеко от Донбасса. Любой военный вам скажет, что если стоит задача захватить город А, то не надо отвлекаться на город Б, а надо все свои силы бросить на захват города А, чтобы сделать это быстро и с минимальными потерями. Сейчас же мы видим, что Россия действует не кулаком, а растопыреными пальцами, и это совсем не похоже на то, что существует некая главная задача.

Вероятнее всего, россияне планировали захватить Киев за два дня и там уже дальше как-нибудь разобраться. А когда не удалось оккупировать столицу, стали на ходу выдумывать какие-то цели для военной операции, чтобы хоть как-то оправдать свои поражения.

<...>

Обычная, банальная логика кричит, что если вы собирались освобождать Донбасс, то и воевать надо было там же, а не в районе Чернигова и Херсона, — но нет. Как бы то ни было, окружения украинских сил, котла, о котором россияне, уверенные в своей победе, рассказывали с первых дней, нет и в помине. Российские войска сейчас перемалываются на разных фронтах в Украине. И поэтому даже надежды на победу у них никакой быть не может. Своим заявлением Рудской, по сути дела, признал, что изначальный план захвата Украины полностью провалился, и теперь России надо думать не о том, как победить, а о том, как не проиграть эту войну. Собственно, его, похоже, и назначили руководить этим вторым этапом, который я бы назвал «Давайте попробуем не проиграть». Суть его будет состоять в том, чтобы захватить Мариуполь, а также остаток Донецкой и Луганской областей, для чего на этот участок сейчас перенаправляются все силы. Если им удастся взять Мариуполь, в чем я сомневаюсь, россияне скажут, что демилитаризация и денацификация состоялись, Донбасс освобожден, и будут требовать от Зеленского выгодного для себя мира.

То есть сейчас российская армия создает условия для дальнейших переговоров. При этом, думаю, переговоры будут сопровождаться продолжающимися обстрелами украинских городов, и именно потому очень важно, чтобы в украинскую армию поступили дроны Switchblade, которыми можно очень быстро и эффективно отогнать от населенных пунктов Грады и артиллерийские установки.

И тут можно процитировать очень интересное мнение Бена Ходжеса, бывшего командира американских военных сил в Европе: по его словам, совершенно очевидно, что Россия полностью провалила достижение тех целей, которые изначально перед собой ставила, и теперь будет пытаться переопределить свои задачи в этой войне, чтобы объявить себя победителем. Также Ходжес говорит, что Западу нужно перебороть свой страх того, что РФ пойдет на применение химического и ядерного оружия, и продолжать поставлять вооружение Украине. При этом оборудование, поставляемое в Украину, должно включать в себя дальнобойные ракеты, артиллерию и дроны, наряду с предоставлением как можно более полной разведывательной информации. Все вместе это помогло бы Киеву перейти от обороны к атаке. И если западная военная помощь, которая сейчас поставляется небольшими партиями, будет «затапливать» Украину, Украина сможет не только не проиграть, но и победить.

Я с мнением американского генерала полностью согласен и считаю, что Западу сейчас ни в коем случае не надо просить Украину заключить невыгодный для Украины мир. Необходимо, наоборот, наращивать поставки не только дронов, но и других видов оружия, например, танков, и противокорабельных ракет, учитывая, что Россия наносит ракетные удары по украинским городам из акватории Черного моря. Кроме того, не помешала бы дальнобойная артиллерия, западные аналоги Градов, а также крайне нужны системы радиоэлектронной борьбы, для того, чтобы сбивать с толку российские крылатые ракеты и дроны.

В целом для Украины сейчас ситуация развивается относительно неплохо, но я очень жду поставок суперсовременного американского высокотехнологичного оружия — с ним победить Владимира Путина будет намного проще, чем с тем, что есть у Украины сейчас.